ракеты и корабли

Ракеты и корабли. Часть 1. Историческая.

Автор: Umbaretz


С вводом британских крейсеров временные границы игры расширились до 59-го года – именно тогда вступил в строй крейсер «Tiger», имеющий орудия как у игрового «Минотавра».

А это значит, что мы вошли в эру ракетного вооружения, ведь первый боевой корабль с противокорабельными ракетами – эсминец «Бедовый» – вступил в строй в 58-м году.

Но ПКР появились гораздо раньше – ещё во Вторую мировую.

Экскурс в историю

Изначально управляемое ракетное вооружение разрабатывалось для того чтобы:
1) Повысить точность применения;

2) Сделать возможным пуск с большого расстояния, обезопасив носителя.

Носителями в первую очередь были бомбардировщики и их следовало обезопасить от зенитного огня —  медленный и большой средний или дальний бомбардировщик представлял собой отличную цель для зениток, а дальности действия групп торпедоносцев и пикировщиков не всегда хватало. Да и потери среди них всё равно были практически неизбежны. А корректируемая/самонаводящаяся бомба или ракета заметно повышала возможности по применению авиации против кораблей.

Прообразом противокорабельных ракет и первым управляемым оружием в мире стала немецкая корректируемая бомба Fritz X.

Она сбрасывалась с высоты около 5 км и расстояния 5 км до цели, а затем планировала, подчиняясь радиокомандам оператора с бомбардировщика. Длина бомбы составляла 3 метра, общая масса 4,5 тонны, а масса боевой части – 320 кг. КВО (прим. ред. КВО – круговое вероятное отклонение) – 14 метров.

9 сентября 1943 года после капитуляции Италии немецкие бомбардировщики, добившись попадания двух «Фритцев», потопили итальянский линкор «Рома» и повредили линкор «Италия».

Были у «Фритца» и недостатки – он был слишком тяжёлый и мощный и если для утопления линкора он хорошо подходил, то крейсера и эсминцы пробивались им насквозь без нанесения фатальных повреждений. Также, так как это была всё-таки бомба, а не ракета, дальность была ограничена, что, например, не давало использовать «Фритца» против кораблей, прикрытых авиацией или совершенными эсминцами ПВО.

Но уже с января 1942-го года у немцев в производстве находилась первая настоящая противокорабельная ракета – Henschel Hs. 293.

Схожий с «Фритцем» Хеншель 293, тем не менее, имел собственный ракетный ускоритель «Вальтер» HWK 109-507 с тягой 600 кг, который работал 10 секунд, позволяя довести дальность применения до 8 км при пуске с 5 км. Боевая же часть была по сути 500-килограммовой немецкой авиабомбой — не так внушительно как Фритц, зато она успешно поражала корабли небольшого водоизмещения. А ещё на бомбардировщик Do. 217 можно было вешать по два 293-х.

В остальном же ракета была аналогична «Фритцу» — большую часть пути она планировала, а наведение было всё так же радиокомандным с наводичком, наблюдающим собственными глазами. Хотя в конце 44-го года была разработана модификация с теленаведением с помощью компактной камеры, производить и применять её было уже поздно.

В целом ракета получилась гораздо более удачной чем Фритц, список поражённых целей гораздо внушительнее.

Японцами же на базе Хеншеля 293 была разработана ракета Кавасаки 147 «И-Го», отличающая в первую очередь водородным двигателем, работающим 80 секунд и разгоняющим ракету до 550 км/ч. Но довести её они не успели.

Чуть позже, чем немцы, американцы тоже разработали свои корректируемые боеприпасы — бомбы с радиокомандным наведением –  «Azon» (визуальное наведение), GB-4 (телекамера), McDonnell LBD-1 «Gargoyle» (ракета, визуальное командное наведение), но кроме того, в отличие от немцев, они смогли создать самонаводящиеся бомбы – в 1943 м году активное радарное наведение получила бомба ASM-N-2 «Bat».

Планер с обычной 1000-фунтовой (453 кг) бомбой, сброшенный с самолётов PB4Y-2 «Privateer», позволил добиться поражения целей на расстоянии до 37 км. Например, был потоплен эскортный миноносец «Агуни».

Немцы же только в раннем 45-м оснастили планирующую бомбу  Blohm&Voss BV. 246 (дальность – 210 км, скорость – до 900 км/ч, БЧ – 435 кг) противорадиолокационным наведением – она должна была наводиться на радары. Было произведено 1000 таких бомб, но в бою они не применялись.

Кроме того, в Америке была разработана опоздавшая на войну бомба VB-6 «Felix» с инфракрасным наведением.

Япония же, в силу отставания своей промышенности, освоить радиокомандное оружие не смогла. Зато она смогла заменить автопилот живим японцем, создав самолёт-снаряд Yokosuka MXY7 «Ohka» («Ока»).

Снабжённый тремя ракетными ускорителями и 1200-килограммовой боеголовкой самолёт-камикадзе запускался с бомбардировщика Mitsubishi G4M и имел дальность 40 км при скорости 650 км/ч.

Проблемой применения стало то, что авиационное прикрытие американского флота имело большую, чем 40 километров дальность и успешно атаковать основные силы флота не получалось, только эсминцы радилокационного дозора. При попытке атаки основных сил просто сбивался носитель.

Плюс, в отличие от беспилотных ракет, самолёт-снаряд был достаточно большой, чтобы быть уязвимым для огня ПВО, при этом он не был достаточно быстрым.

После войны же работы по противокорабельным ракетам были в основном прекращены. У США и их союзников были десятки авианосцев и полное доминирование на море, Ось была повержена, а Советский Союз восстанавливал промышленность и флот – США не чувствовали угроз на море.

Поэтому дальнейшее развитие противокорабельных ракет двигал Советский Союз — стране было нужно оружие, позволяющее бороться с огромными флотами США и Соединённого Королевства без столкновения лоб в лоб. И ракеты были именно таким оружием.

Первую советскую противокорабельную ракету – КС-1 (Комета-Снаряд-1) начали разрабатывать в 1947 году, используя существующие наработки в создании реактивных истребителей с Миг-9 по Миг-17.

И, как можно увидеть на снимке, конечный облик ракеты оказался весьма похож на Миг-15, только без кабины пилота. Разработкой руководили М.И. Гуревич и А.Я. Березняк (известный также разработкой ракетных перехватчиков семейства БИ во время Великой Отечественной Войны).

Оснащалась она турбореактивным двигателем РД-500К (копия английского Rolse-Royse Dervent V, широко использовался на советских самолётах конца 40-х, но не на МиГ-15) и развивала скорость около 1100 км/ч, а запуск осуществлялся с самолёта-носителя – вначале поршневого Ту-4, затем реактивного Ту-16. Но, в отличие от предыдущих образцов, «Комета» запускалась с внушительного расстояния в 90 километров и весь путь двигатель работал, что делало ракету гораздо более эффективной, чем планирующие бомбы предыдущих поколений. При этом наведение осуществлялось двухэтапно – на первом участке пути ракета следовала согласно лучу наведения носителя, но на дистанции 20 км включалось самонаведение.

Испытательные пуски проводились с мая 1952 года и во время последнего из них, состоявшегося 21 ноября 1952 г., выбранный в качестве мишени крейсер «Красный Кавказ» разломило пополам. В 1953 году ракета принята на вооружение.

Стартовая масса ракеты – 2760 кг, а боевой части – до 600 кг.

Но не это нам интересно, а интересно то, что Советский Союз рационально разрабатывал различные модификации этой ракеты: несколько наземных вариантов и, главное, – ракету морского варианта базирования.

Ракета КСС (Комета-самолёт-снаряд) стала первой настоящей противокорабельной ракетой морского базирования.

Дальность ракеты составляла 40 километров, для старта использовался твердотопливный ускоритель, а в остальном она была аналогична  «Комете».

В 1955 году крейсер «Нахимов» проекта 68-бис прошёл модернизацию по проекту 67-ЭП – на него был установлен комплекс «Колчан», включающий в себя пусковую установку на две ракеты и ангары для хранения. А первые стрельбы начались в январе 56-го года. За 11 месяцев было произведено 24 пуска, из них 20  успешных, в том числе был поражён фрагмент корпуса крейсера «Сталинград».

В 57-м году планировалось перестроить «Нахимова» более серьёзно, сняв носовые башни, а также начать строительство других ракетных крейсеров проекта 67, но изменения в военной доктрине и отказ от строительства крупных кораблей заставили отменить эти планы.

В 1960 году «Нахимова» исключили из списков флота, а в 1961 году он был поражён ракетой КСЩ с эсминца «Прозорливый» проекта 56-М.

Тем не менее, наработки по ракете КСС не пропали зря и были использованы в наземных комплексах «Стрела» и «Сопка».

Первой же противокорабельной ракетой морского базирования, принятой на вооружение, стала ракета КСЩ, а первым несущим её кораблём – эсминец «Бедовый» проекта 56-ЭМ.

И вот тут я бы хотел взять паузу и сделать важное замечание – если разработки времён Второй мировой, особенно проигравших стран, хорошо известны, то более поздние разработки,а тем более проекты, зачастую до сих пор являются секретными и достоверных данных по ним нет. Поэтому, например, довольно трудно говорить о зенитных ракетах, которые имели двойное назначение и тоже  могли применяться по кораблям, например советские комплексы М-1, М-2 и М-3. Трудно найти достоверные данные по американским разработкам (первая принятая на вооружение ПКР морского базирования – Гарпун, 1977 год, а что раньше было – неизвестно).

Достоверно можно сказать лишь одно — после Второй мировой войны Советский Союз был впереди по разработке противокорабельных ракет и по их внедрению. Но вот характеристики этих ракет могут быть недостоверными. Как показал, например, недавний случай с «Калибрами» – дальность может быть занижена в 10 раз. Или, например, была у шведов противокорабельная ракета берегового базирования Robot 08 французского производства. Базовая модель — тренировочный дрон 57-го года. Когда его переделали в ракету — непонятно.

Отлично, идём дальше.

Ракета КСЩ/П1 (Корабельный снаряд «Щука»)

В отличие от «Кометы», «Щука» поражала корабль под водой при помощи отделяемой боевой части. В остальном характеристики (из тех, что доступны) довольно похожи – 40 км дальности, самонаведение, масса.

Испытания проходила в том же 56-м году, что и «Комета», но не на крейсере, а на эсминце «Бедовый»), отличившись тем, что во время испытаний смогла сделать дыру размером в 55 квадратных метров в борту цитадели «Сталинграда» инертной боевой частью. То есть просто кинетическая энергия ракеты оказалась такова, что её хватило на пробитие неплохо бронированного корабля.

Именно этот случай стал одним из последних гвоздей в крышку гроба крупных бронированных кораблей — не было никакого смысла строить дорогой бронированный линкор, если его броню с лёгкостью пробьёт ракета, пущенная с эсминца или даже катера.

В 58-м году ракету приняли на вооружение и в том же году официально вступил в строй эсминец «Бедовый». На борту его была одна кормовая ракетная ПУ. Кроме него было построено ещё 3 эсминца схожего проекта 56-М –  «Прозорливый», «Неуловимый» и «Неудержимый» с усиленной ПВО – вместо 45-мм установок ПВО СМ-20-ЗИФ установили 57-мм установки ЗИФ-75. Орудий главного калибра у данных эсминцев не было.

Для повышения боевых возможностей также были разработаны эсминцы 57-го проекта с двумя ПУ – носовой и кормовой. Эти эсминцы уже олицетворяли собой третье преимущество ракет: корабли небольшого водоизмещения обладали большими ударными возможностями. Как мы видим, эсминец водоизмещением 4 тысячи тонн получал точное вооружение, бьющее на 40 километров и имеющее поражающую способность не меньше, чем у линкора (а то и больше). Они вступили в строй в 1960-1961 годах.

Развитие шло стремительно. После эсминцев 57-го проекта были ракетные крейсера проекта 58 (номер проекта нам справедливо намекает, что во время разработки они классифицировались как эсминцы и тоже являлись продолжением 56-го проекта). Вооружены они были четырьмя двойными ПУ сверхзвуковых ракет П-35 с дальностью уже до 300 км, а также зенитными ракетами М-1 «Волна» (морской вариант С-125), позволяющими также стрелять по целям, находящимся на поверхности. Вступили в строй крейсера проекта 58 в 1962-1965 годах.

Также с 1962 года находятся в строю БПК проекта 61 (2х2 ЗРК «Волна», впоследствии — 4«Термита-М»), один из которых, «Сметливый», до сих пор в строю.

А самое главное — с 1959 года производились ракетные катера проекта 183-Р с двумя ПУ «Термит», а с 1960-го – проекта 205 с четырьмя ПУ «Термит».

Разработанная под руководством Березняка ракета П-15 «Термит» имела дальность 40 км, фугасно-кумулятивную БЧ массой 480 кг и стартовую массу две тонны. Наведение производилось при помощи радолокационной либо инфракрасной головки самонаведения, при этом была предусмотрена система «свой-чужой». Ракета испытывались с 57-го года, на год позднее, чем КСС и КСЩ, а компактность ей обеспечивали складывающиеся крылья. Принята на вооружение в 1960-м.

Именно «Термиту» принадлежат лавры первого эффективного применения самонаводящихся крылатых ракет по кораблям – в 1967-м году во время Войны на истощение с египетских катеров проекта 183-Р был потоплен израильский эсминец «Эйлат».

Катер водоизмещением 70 тонн получил возможность атаковать другие корабли с мощью и дальностью линкора, что сами линкоры окончательно похоронило.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
8 rating, 8 votes8 rating, 8 votes (Оценка: +8, Голосов: 8)
Вам нужно авторизоваться , чтобы оценить пост.
Loading...

5 комментарии для “Ракеты и корабли. Часть 1. Историческая.

  1. “Вооружены они были четырьмя двойными ПУ сверхзвуковых ракет П-35 с дальностью уже до 300 км, а также зенитными ракетами М-1 «Волна» (морской вариант С-125)”

    Что за бред?
    Автор хотя бы видел хоть одну фотографию данных крейсеров? У них кормовая и носовая ПУ КР СЧЕТВЕРЕННАЯ!

    1. Суть в том что не поправить опубликованное.

  2. Спасибо автору за познавательное, но неужели ты хочешь увидеть ракеты в игре, это же будет уныние=( пустил ракету добил…

  3. Уважаемы разработчик или админеистратор если будешь это читать то ответь пожалуйста! на сайте в рэйтинге проальфа учитывается только чистый опыт у игрока?или считается даже опыт заработаный с прем.акком.?Если это так то это чё получается статка за деньги?

Комментарии отключены